БАВЫКИНА: РАССТРАИВАЮСЬ, ЕСЛИ МНЕ ДОСТАЁТСЯ МАЛО ПЕРЕДАЧ ЗА ИГРУ

Нападающая казанского «Динамо» Анастасия Бавыкина рассказала о своей волейбольной карьере, о своей работе в Казани, об отношении к спортивному пиару и о том, что готовка для неё не проблема, а сплошное удовольствие.

На интервью, несмотря на то, что из-за него пришлось заметно сократить время дневного отдыха, нападающая казанского «Динамо» пришла в отличном настроении:

— Наконец-то, всё снегом накрыло! Пока, конечно, слякоть, но, думаю, скоро всё подмёрзнет и появится ощущение скорого приближения Нового года.

— Так до Нового года ещё далеко же!
— Не так далеко – всего чуть больше месяца. Так что новогоднее настроение потихоньку начинает появляться.

— А каково физическое состояние? Главный тренер говорил, что почти без выходных сейчас  работаете.
— Да, так как игры у нас идут подряд, практически раз в три-четыре дня, то мы стараемся максимум времени отводить тренировкам, чтобы успевать готовиться к новым соперникам. Выходные, конечно, были, но не так много, как хотелось бы. Но по себе могу сказать, что вполне держимся, силы есть, всё идёт нормально.

Главное всегда – это игровой результат

— Это хорошо. Но чтобы познакомить с вами казанских болельщиков, давайте начнём с самого начала. И команда «Луч» – это, наверно, стандартное начало карьеры для юной москвички, желающей заниматься волейболом?
— Начинала я, всё-таки, с детской спортивной школы. И мы там достаточно хорошо выступали под руководством Калиничевой Марии Николаевны. Она мой первый тренер, и я ей очень благодарна за то, что именно она открыла для меня дорогу в большой спорт. Потом была молодёжная сборная под руководством Ирины Александровны Беспаловой. Только потом был «Луч», затем «Заречье» и дальше шаг за шагом.

— Можно, всё-таки, поподробнее о «Луче», поскольку он как раз актуальный соперник для казанской «молодёжки»?
— Когда я была в этой команде, мы играли в Высшей лиге «А». Насколько знаю, они сейчас вновь вернулись в этот дивизион из «вышки Б». Но что-то особо подробное мне сказать нечего, поскольку я была там всего один сезон и потом ушла оттуда в «Заречье». Всё-таки, одинцовская команда играла в Суперлиге, и от такого предложения не отказываются. Так я в 17 лет попала в команду Суперлиги.

— А почему, всё-таки, ваша карьера прошла мимо молодёжной команды московского «Динамо»?
— Уже тогда было всем ясно, что Вадим Анатольевич Панков – отличный тренер и хорошо работает с молодёжью. И поэтому хотелось попасть именно к нему. Даже если выбирать между Москвой и Московской областью.

— Кто из вышеназванных тренеров выбрал для вас амплуа доигровщицы? И кто изначально ставил вам технику игры?
— Основной объём работы по технике мне дали Мария Николаевна с Ириной Александровной. Хотя в спортшколе я изначально играла первым темпом. Точнее, тогда не было чёткого разделения на первый темп и доигровщиков, поэтому можно сказать, что я просто нападала по центру сетки. И только потом Мария Николаевна перевела меня в доигровщицы. Причём честно признаюсь, что сначала мне очень не нравилось и мало получалось. Не получалось из-за того, что было сложно перестроиться под другую передачу. Несколько месяцев я мучилась, была очень недовольна и пыталась поговорить с Марией Николаевной, чтобы она вернула меня в 3-ю зону. Но она мне ответила, что видит моё дальнейшее будущее именно в амплуа доигровщика.

— Пришлось смириться?
— Просто у меня постепенно начало получаться. И чем больше получалось, тем больше мне нравилось в новом амплуа.

— Насколько знаю, вы успели засветиться и в сборной России?
— Да, в 2014 году Юрий Николаевич Маричев пригласил меня в национальную сборную. Мы отыграли сначала «Монтрё Воллей Мастерс» и взяли там «бронзу». Потом был Гран-при. А вот на чемпионат мира в том году попасть я уже, к сожалению, не смогла. В следующем 2015 году, если помните, выступали две сборные – первая и вторая. И меня во вторую сборную пригласил Вадим Анатольевич Панков. Под его руководством мы выиграли Летнюю Универсиаду в Корее, а затем сыграли на Европейских Играх в Баку. Но перед последним турниром меня, к сожалению, подкосила травма: я подвернула голеностоп на одной из тренировок. Поэтому в первых играх в Баку я участия не принимала, восстановилась только к матчу с Германией, отстояла его без замен и начала приносить пользу команде.

— Следующий вопрос мучил меня, да и многих болельщиков, уже давно: почему после такого взлёта карьеры вы перешли в московское «Динамо», извините за выражение, на скамейку запасных?
— Скажем так, это было не только моё решение. Я много разговаривала с Вадимом Анатольевичем, и он сказал мне, что отпускает без всяких обид и претензий. Дело в том, что в «Заречье» тогда начались финансовые проблемы, а мне, наоборот, стали поступать предложения от клубов. В том числе, предложения из Казани и из Москвы. Это были два основных варианта, которые я рассматривала. Но я выбрала Москву, поскольку для меня это, всё-таки, родной город, и тогда мне не хотелось куда-то далеко уезжать.

— Что вам дали эти два года в Москве? Всё-таки, нечасто тогда мы видели вас на площадке.
— Когда я переходила в Москву, я, всё-таки, надеялась, что у меня будет больше игровой практики. Но получилось, к сожалению, не совсем так, как хотелось, и в течение двух лет я смогла принять участие лишь в малом количестве игр. Конечно, для карьеры в итоге это обернулось большой потерей, поскольку два года без игровой практики потом сказались негативно, когда удалось вернуться на площадку. Теперь понимаю, что, всё-таки, было бы лучше играть, чем сидеть на скамейке.

— Поэтому многие обрадовались, когда вы перешли в саратовский «Протон»…
— Я и сама обрадовалась, потому что мне хотелось пойти именно в тот клуб, где я смогу играть на все 100%. Чтобы наверстать упущенное за два года, вспомнить всё, что я умела делать, и научиться чему-то новому. Считаю, что как раз в «Протоне» это получилось сделать, благодаря чему впоследствии я и оказалась здесь в «Динамо-Казань».

— В Саратове вы опять поработали с Маричевым?
— Да, когда в команду пришёл Юрий Николаевич, у нас в команде активно пошла работа. Он занимался и со мной индивидуально: по приёму, по атаке и остальным элементам. Мы очень много времени проводили в зале, и благодаря работе с ним у меня получилось полностью восстановиться.

— О конфликте между тренером и руководством клуба в «Протоне» говорить, конечно, не хочется. Но скажите, это отражалось как-то на климате в команде?
— Мы старались не уделять этим проблемам особого внимания. Потому что мы понимали, что нам, в первую очередь, нужно играть. Да, во многих командах бывают финансовые проблемы и задержки зарплаты, но главное всегда – это игровой результат. Немала поддержка была и от Юрия Маричева. Поэтому мы старались держаться всегда вместе и, в первую очередь, выигрывать, а потом уже думать о каких-то посторонних проблемах.

— Конфликт между тренером и руководством был заметен по ходу сезона?
— Да, конфликт был заметен. Но опять же, мы, игроки, со своей стороны старались не обращать на него внимания, чтобы не переносить эти проблемы внутрь коллектива, чтобы не мешать играм.

Сначала было сложно перестроиться на быструю передачу

— Ладно, теперь о приятном: расскажите, как у вас начались взаимоотношения с «Динамо-Казань»?
— Мне поступило предложение из Казани, и не скажу, что я над ним особо долго думала. Уже тогда стало понятно, что перспективы «Протона» довольно туманны: все планы были только на словах, в них не было никакой конкретики. Оставаться в Саратове было очень рискованно, поэтому я очень обрадовалась предложению из Казани и быстро подписала контракт. Потом приехав сюда летом, со всеми перезнакомилась – с кем-то впервые, с кем-то, естественно, уже была знакома. Мне очень понравилась обстановка в клубе, и с руководством мы хорошо общаемся… Лишь бы не сглазить! (смеётся) Главное, думаю, давать результат, и руководство тогда будет довольно.

— Кроме «Динамо-Казань», были ещё какие-то предложения?
— Да, были другие предложения, но раскрывать их я сейчас не буду. Тем более что Казань всё равно была в приоритете.

— Какие у вас впечатления от Казани, в смысле, от города?
— По приезду в Казань у нас было несколько свободных дней, и мы с мужем гуляли по Казани. Посмотрели достопримечательности: были в центре, на улице Баумана, в Кремле у мечети Кул-Шариф, гуляли около Дворца земледельцев… Последнее, вообще, можно назвать моим самым любимым местом в Казани. Мне там безумно нравится, особенно, вечером: всё светится и очень красиво. Ну а потом начались тренировки, и времени на прогулки уже не было.

— Трудно, конечно, с Москвой сравнить?..
— Не могу сказать, что Москва как-то особо красивее. Я много лет прожила в Москве, но здесь в Казани у меня впечатлений, наверно, больше.

— Если считать с августа, то вы здесь уже четыре месяца – почти половина сезона. Уже разобрались в тренерской системе Гилязутдинова? Тем более что анонсировали её изменения в плане ускорения игры.
— Мы начали готовиться по этой новой системе уже с самого первого тренировочного дня. Понятно, что пока ещё далеко не всё получается. Но мы работаем, от тренировки к тренировке мы стараемся добиваться намеченных планов. Хотя изначально мне было сложно потому, что в других командах я раньше нападала, всё-таки, с высоких передач. Конечно, попытки ускорения игры тоже были, но не настолько много, как мы хотим это использовать здесь в «Динамо-Казань». Поэтому мне пока непросто перестроиться на такую быструю передачу, которую требует Ришат Сиразутдинович: быстро выйти под мяч, быстро сбить его.

— Если судить по прошедшим уже в сезоне играм, то вы становитесь лидером нападения в «Динамо» – справитесь с такой нагрузкой с такой ответственностью?
— Во-первых, мне очень приятно слышать, если со стороны вы видите меня лидером нападения. И я бы очень хотела, чтобы в сезоне было именно так, чтобы связки доверяли мне и давали как можно больше нагрузки. Потому что я всегда во всех командах прошу, чтобы мне больше пасовали. То есть я привыкла к такой нагрузке и я сама хочу, чтобы так было. Наоборот, если за игру мне достаётся мало передач, то я расстраиваюсь. Чем больше передач, тем лучше!

— А что скажете по приёму? Ведь быстрая игра требует особенно стабильного приёма.
— Нельзя просто требовать стабильности – к этому нужно стремиться и работать. И мы очень много работаем над приёмом! Мы просматриваем много видео по технике приёма, много рассказывает и показывает Ришат Сиразутдинович по техническим особенностям этого элемента. Сейчас мы больше внимания уделяем наработке правильной техники выполнения приёма, чтобы впоследствии это всё переросло в качество.

— Давайте теперь обсудим конкретные матчи. Например, в чём была проблема с «Локомотивом»?
— Думаю, причина проблем тогда была в нашем приёме и нашей подаче. Мы слабо отпринимали, и при этом сами не смогли создать сопернику проблем в приёме. За счёт чего они смогли построить быструю игру на разрыве блока, и нам в защите стало тяжело противостоять им.

— Как смогли перестроиться перед матчем с «Минчанкой»?
— С «Минчанкой» мы как раз смогли усилить свою подачу. После чего вся игра стала уже значительно проще для нас.

Всё-таки, мы всегда на виду…

— «Динамо-Казань» славно не только игрой, но и пиар-программами. Поучаствовали уже в новом «зажигании сердец»?
— Нет, пока я только видела со стороны, как некоторых девчонок снимали в разных роликах – что-то там было с огнём. Сама я пока в этом не участвовала, но думаю, ещё будет время в сезоне.

— Как вообще вы относитесь к таким пиар-программам в спорте?
— Первое время, конечно, всегда стесняешься, но потом привыкаешь. И на самом деле, я очень люблю такие вещи. Так что если меня позовут куда-нибудь записать видео, снять модный ролик или просто поучаствовать в чём-то, то я всегда «за!» любую активность. Поначалу, возможно, ещё буду стесняться, но потом всё будет нормально.

— Читал в одном из ваших интервью, что если бы у вас не получилось в волейболе, то вы задумались бы о карьере модели?
— Да, помнится, давным-давно я где-то такое говорила (обворожительно улыбается). Но сейчас мне уже совсем не хочется смотреть куда-то в сторону от волейбола. Я максимально концентрируюсь именно на волейболе и стремлюсь здесь выполнять свои задачи. К тому же для того, чтобы быть моделью, наверно, придётся похудеть на 20-30 килограмм (смеётся).

— А как вы вообще относитесь к своей красоте, к своим внешним данным?
— Мы же девочки, мы всегда стараемся за собой следить. На выходных – обязательно ходим на маникюр-педикюр. Стараемся за собой ухаживать, сделать какую-нибудь интересную причёску, чтобы всегда быть красивыми.

— Насколько знаю, ваша тёзка Анастасия Шляховая сама организовала модную фотосессию для себя. Планируете что-то подобное сделать?
— Так раньше у меня уже было несколько таких фотосессий. Поэтому если будет какое-то свободное время в сезоне, то почему бы и нет.

— Внимание болельщиков-мужчин – бывает, что это доставляет какие-то неудобства?
— Всё-таки, мы всегда на виду, на нас смотрят люди на играх и по телевизору. Поэтому, безусловно, внимание со стороны болельщиков есть всегда. Часто нам пишут после игр. Бывает, что пишут и не очень приятные вещи – в основном, по игре, – но я стараюсь на такое внимания не обращать. Зато мне очень приятно, когда благодарят за игру, поздравляют с победой. Такое внимание болельщиков всегда очень приятно и абсолютно не напрягает.

— Тем более что все знают, что вы замужем?
— Ну да. Муж вначале немного ревновал, но я ему сразу сказала, чтобы не переживал: мне всегда писали и, пока я играю, продолжат писать. От этого никуда не денешься. К тому же все всё знают, поддерживают меня как болельщики и ничего более.

Готовка для меня не проблема!

— Что муж рядом, от этого только польза?
— Это очень огромный плюс! Потому редко, когда волейбольным семьям удаётся жить в одном городе. Чаще бывает, что жена играет где-то, а муж работает, или наоборот. Поэтому я очень рада, что у нас получилось быть вместе в Казани, потому что это огромная поддержка с его стороны. В Саратове мы тоже были вместе, и, вот, если бы не он, то мне там было бы совсем трудно.

— Понятно, что сейчас он один из тренеров в «Динамо», но изначально он был из мира спорта?
— Да, он играл в волейбол в одинцовской «Искре», но из-за травмы потом не смог продолжить спортивную карьеру.

— А вот в плане быта, небось, приходится немало времени проводить у плиты?
— Нас хорошо кормят в Центре волейбола, так что с готовкой особый вопрос не стоит. Хотя, в принципе, если нужно что-то приготовить, то для меня это не проблема. Потому что в том же Саратове мне часто приходилось это делать: либо что-то по-быстрому после тренировке, либо в выходной приготовить что-то поинтересней. Готовка меня совсем не напрягает.

— А что можете поинтересней приготовить?
— Самое интересное из того, что я делала, это, наверно, ризотто с белыми грибами. По общему признанию, было очень вкусно.

— Из летних путешествий во время отпуска привозите какие-либо рецепты?
— Прям так чтобы рецепты, нет, не привожу. Но мы больше всего любим итальянскую кухню. Дома я чаще всего готовлю что-то из неё: то же ризотто, разные пасты, пиццу. Кстати, если касаться ресторанов, то итальянские тоже у нас в приоритете.

— Когда собираетесь командой по каким-либо неформальным поводам, то кто у вас главный повар?
— Пока мы только однажды так собирались коллективно – кушали раков. И как раз тогда я их варила (смеётся). Просто инициатива по этому собранию была моя, так что я сказала: «Без проблем! Я всё сделаю!»

— Под Новый год какое-нибудь подобное собрание планируете?
— В сам Новый год думаю, что вряд ли мы будем вместе, потому что все разъедутся по семьям, по родным городам. Хотя мы с мужем планируем остаться в Казани, а мои родители, наоборот, приедут к нам. Плюс мы недавно договорились, что Соня Микискова тоже останется на Новый год в Казани, и к ней тоже приедет мама.

— То есть при случае болельщики даже смогут вас встретить в Казани в праздники?
— Может быть, может быть (улыбается).

 

Источник: Пресс-служба Динамо-Казань

Назад к списку